Королькова Виктория, 8-А класс, школа № 326. Рук.: Андрейчук Г.Б.

Сердечность – кратчайший путь к человечности

Если сердце молчать не может…

Политические обязанности могут измениться, обязанности человека к человеку – никогда.
Ж. Ренан
Нет такой проблемы, которую не могло бы разрешить сердечное понимание и доверие»
Н.К. Рерих


«Сердечность – кратчайший путь к человечности» Трудно не согласиться с этим, ведь человечность и человек – слова однокоренные, а значит, сердечность – кратчайший путь к человеку, то есть к каждому из нас. И в этом тоже нет сомнения: ещё французский писатель 16 века Ж. Лабрюйер писал, что «не столько ум, сколько сердце помогает человеку сближаться с людьми…»

Говорят, что детство – самая лучшая пора жизни. Может быть, так рассуждают взрослые, вспоминая беззаботную пору своей жизни. Наверное, так думают и те, у кого, к счастью, была и есть дружная любящая семья, окружившая его заботой, вниманием и любовью… А может быть, это просто ностальгия по невозвратному, поэтому-то так и думают взрослые… Но сотни тысяч детей на планете не смогут согласиться с этим… Сотни тысяч сломанных судеб, поломанных жизней… И виноваты в этом, как правило, взрослые.»

Последнее время всё чаще и чаще мы узнаём или смотрим телевизионные передачи, рассказывающие о брошенных детях. Нет, не сиротах, а именно – брошенных, оставленных родителями. Я уже ни раз слышала, как пожилые люди сетуют на то, что даже после войны не было столько детских домов и домов ребёнка, как не было и такого количества беспризорников…

Что же происходит с нами? Почему многие из нас остаются безразличными к чужому горю или просто стараются не замечать его? Почему всё чаще мы предпочитаем жить сегодняшним днём, не думая о будущем?.. А ведь, как известно, будущее – это дети.

Дети… Они наиболее уязвимы и ранимы, беззащитны и наивны. Они верят в добро и мечтают о чуде… Они особенно остро переносят душевную боль.

Может быть, поэтому с особым чувством тревоги смотрю я передачи об Украине: что станет с этими детьми, оставшимися сиротами по вине взрослых? Не ожесточатся ли они, сумеют ли выжить, если сейчас рядом с ними не окажутся мудрые взрослые, которые обогреют их своим теплом и помогут поверить в лучшее?

Всё чаще думаю я и о детях, особенно моих ровесниках, у которых нет семьи, которые живут в детских домах, приютах и не знают, что такое материнская ласка… Какими родителями смогут они стать в будущем? Сумеют ли простить предательства взрослых?

Когда-то я услышала фразу: «Чужих детей не бывает» и подумала, а что же делать, когда свои дети – чужие?

По опыту своей, пока ещё не очень большой жизни, я знаю, что значит «быть брошенным», оказаться никому не нужным… И ещё страшнее, если ты при этом – не сирота…

Всё чаще я стала задумываюсь и о том, почему одни люди усыновляют чужих детей, отдают свои сбережения на спасение детских жизней, рискуют своими ради них, а другие – бросают, оставляют на произвол судьбы…?

Животное не оставит своего детёныша, пока не «поставит его на ноги», оберегает и защищает его от опасности… Почему же люди порой так бездушны? Может быть. у них просто нет сердца? Ведь именно сердце подсказывает нам правильный путь, помогает найти правильные ответы. Оно – живое: оно страдает, болит, слышит, видит, всё понимает… Сердце бывает горячим, добрым, мужественным, но бывает и холодным, каменным… Оно – живое. О нём говорят – «сердечная боль» и «сердечные раны».. И то, что «сердце зорко», я не сомневаюсь … Просто человек – бездушный человек – закрывает его, прячет от света… И тогда сердце молчит…

Наверное, так когда-то молчало сердце моей биологической мамы… Нет, я не осуждаю её; скорее даже – жалею. И этому меня научило доброе сердце моей настоящей Мамы, которую я по-настоящему люблю и очень ценю. Моя Мама… Я счастлива, что могу произносить эти слова. Я счастлива, но до сих пор не могу понять, как она решилась взять меня, уже не маленькую девочку, в свою семью. Чужой ребёнок – тяжкая ноша.

Она, не молодая женщина, имела родную взрослую дочь, дом, спокойную, размеренную жизнь. А тут – я, очень непростой ребёнок. К тому времени мне уже многое пришлось испытать в жизни. Было всякое: врала, грубила, возможно, тем самым выражая какой-то свой протест; так, по-детски, мстила этим ненавистным мне взрослым за предательство, постоянное ощущение своей ненужности, боль, обиду, за свою неустроенность…

Понимаю и думаю: что же должно быть в человеке такое, чтобы он полюбил чужого ребёнка как своего родного… Что это – незнакомое мне пока чувство материнства или большое сердце Матери, о котором пишут в книгах… Возможно, это то чувство духовного, эмоционального, почти физического родства и близости, которое и называют сердечностью.

Теперь, спустя годы, я особенно остро понимаю, что сделала для меня Мама. Самый дорогой, самый близкий мне человек.

…Есть абсолютно несовместимые понятия, такие, как, скажем, горький сахар или сухая вода Так же должны стать несовместимыми детство и боль потерь, ребёнок и страх, мать и предательство.

Я верю и вижу, что людей с большим человеческим сердцем на Земле становится всё больше и больше. Я верю, что сердце – проводник. Проводник добра, которого не хватает в нашем обществе.

День добрых дел и «День Ангела», акции «Подари праздник детям» и «Спешите делать добрые дела», страницы многих телевизионных передач, обращённые к каждому человеку и помогающие детям обрести счастье в этом мире, вселяют надежду на будущее.

В. Шекспир сравнивал доброе сердце с солнцем, «… ибо оно сияет ярким светом, никогда не изменяется и всегда следует верным путём». А путь этот – в будущее: к человечности через сердечность.

И как наказ из недалёкого прошлого в далёкое будущее звучат сегодня слова Николая Константиновича Рериха: «Живите СЕРДЦЕМ, развивайте терпимость, великодушие, и новое сознание укрепится в вас».

​