Основы сотрудничества

4. О ВОСПИТАНИИ СЕРДЦА

Понятие «культура мышления» может быть осознано лишь при понимании значения Сердца в духовном его аспекте.

Как известно, психология есть наука о душе, и взаимосвязь понятий «душа» и «сердце» очевидны. «Современная Психология пытается дойти до сердца, но как же дойти до сердца предмету, в котором само слово "сердце" не упоминается?» (С–358).

ПУТЬ ИЩУТ ГДЕ-ТО, А ОН ТОЛЬКО В СЕРДЦЕ И ЧЕРЕЗ СЕРДЦЕ ЛЕЖИТ

Сердце – есть путь, есть средство и метод достижения цели, но для того, чтобы этот метод стал действенным, чтобы развивалось чувствознание, сердце надо воспитать.

Сердечное устремление есть основа чистого мышления и начало прекрасных дел. Нужно понимать сердечное устремление не как отвлеченность, но как реальность, имеющую научную основу.

Когда сотрудников объединяет созидательная деятельность во имя высокой цели, это рождает благородные, чистые (бескорыстные) мысли, рождает самоотверженность. Благодаря самоотверженности, которая понимается сердцем, но не рассудком, удается подчас сделать невозможное, совершать самые трудные, неподъемные дела.

Примечание.
Самоотверженный – жертвующий своими интересами
ради других, ради общего блага (Словарь русского языка).
Чистое мышление, постоянство и доброжелательство приводят в действие сердечную энергию. «Западная Школа следует обычно путем мозговым тогда как на Востоке, где основа еще не утерялась, по-прежнему знают что мощь заключается в сердце» (С–596). Но чтобы приблизиться к методу сердца, нужно, прежде всего, научиться уважать все, сопряженное с ним.

Сердце умеет читать между строк и понимать среди слов недосказанное, умеет отличить искренность от лукавства и многое, многое умеет и знает сердце, но сердцу следует помочь порядком мыслей.

ЯЗЫК СЕРДЦА И ЯЗЫК ЛЮБВИ – ОДИН И ТОТ ЖЕ

В совместном труде постигается особая радость – радость сотворчества. Вспомнив о значении творчества, человечество должно вспомнить и о языке сердца.

«Язык творчества и есть тот общечеловеческий язык, понимаемый сердцем. А что же может быть более светоносно, более взаимопонятно, нежели язык сердца, перед которым все звуковые наречия являются скудными и примитивными?»

«Когда сердце потрясено.., не будет ли бесчеловечно требовать тон холодного безразличия? Когда что-либо дорого, мы не можем говорить об этом в ледяных словах» (Зн.М, с. 62,109).

Сколько сказано о языке сердца, но все же для большинства он остается неприменимой отвлеченностью. Не будем настаивать на высших формах этого способа сообщения, постараемся усвоить начальные основы.

«Нужно стараться не только понять собеседника, но и делать для него свою речь легко усвоимой. Для этого умейте говорить на языке собеседника. Говорите его словами, его построениями, только так он легко запомнит и примет в сознание вашу мысль. Так научимся вмещать слова собеседника и незаметно перейдем к характеру его мышления» (С-107).

Говорить на языке сердца, значит, говорить самыми доходчивыми до сердца человеческими словами. Следует назначать награды ученым, которые умеют выражаться удобопонятным языком. Тот будет победителем, кто о Высшем найдет самое простое слово.

ЯЗЫК СЕРДЦА – ЯЗЫК НОВОГО СОЗНАНИЯ

Будущее утверждается новым языком, языком нового сознания - простым и емким, ярким и поэтическим, образным языком прекрасных, кратких и ясных выражений.

К такому языку стремиться сердце.

Будем и мы искать ласковое, теплое слово – для людей вообще и особенно для сотрудников, вот уж для кого не пожалеем огня души! Найдем огненные слова и в нашем творчестве. Будем стремиться выражать свою мысль короче, выразительнее, сердечнее, добрее.

Новый язык стучится в новую жизнь.

«ГЛАЗАМИ СЕРДЦА СМОТРЕТЬ» – НЕ СИМВОЛ, НО ЗАКОН

Приходилось ли вам испытывать радость от ощущения причастности к гармоничному звучанию, которое слышится в хоре или оркестре? Кто испытал это чувство, уже знает, в чем счастье сотрудничества, радость созвучия.

Созвучие, как мелодичный музыкальный аккорд (консонанс мажорный), может оздоровить обстановку.

Для того, чтобы ощутить радость сотворчества – достичь душевного созвучия – многому надо научиться, но в первую очередь, внимательности, наблюдательности.

Что может уловить поверхностный, скользкий взгляд, ничего не замечающий, ничего не дающий? Такое поведение не свойственно человеку, устремленному к саморазвитию. Недаром поэтом сказано:

Слушай, ты умеешь

жадно слушать пенье,

жадно слушать ветер,

жадно встречи ждать?

Если не умеешь – выстрадай уменье.

Тот, кто взять не может, что он может дать?

 Уметь постигать чужое настроение – конкретная задача для самовоспитания. Лишь «судорога самости» может мешать этому.

Отсутствие чуткости порождает жестокосердие, и тогда – о какой Культуре может идти речь?

Воспитывать себя – значит воспитывать свое сердце, стремиться к его утончению, к развитию сострадания. Но сначала надо осознать это великое понятие. Поможет в этом чувство ответственности, а также торжественный настрой. Такое возвышенное состояние не приходит случайно – оно образуется как следствие долгой мыслительной работы, и когда оно укрепится, человек окажется на прочной ступени самосовершенствования.

И СРЕДИ ОБЫЧНОЙ ЖИЗНИ МОЖНО ТВОРИТЬ МНОГО ДОБРА

«Помогайте друг другу, помогайте и в малом, и в великом», – завещали мудрые. Нужно всегда помнить, что у каждого человека есть открытая рана. Желание помочь должно быть воспитано.

Хорошо, если друзья в определенный час будут обоюдно посылать добрые мысли. В таком действии – и укрепление доброжелательства, и дезинфекция пространства. Добрые мысли – лучшие очистители окружающего.

Утверждение таких посылок добра сильнее, чем очистительные ароматы. Но следует приучиться к этим посылкам. Они могут не содержать определенных слов – только направлять доброе чувство.

«Как полезно устремить в пространство добрую мысль!.. Когда человечество сговорится посылать добрую мысль одновременно, то и зараженная атмосфера низших слоев сразу прояснится. Так нужно заботиться, хотя бы несколько раз посылать каждый день мысль не о себе, но о мире.

Так мышление будет привыкать к несвоекорыстным устремлениям. Не нужно смотреть на посылки мысли, как на какое-то сверхъестественное действо… Не нужно утомительных медитаций – мысль о мире кратка, и отрешение от себя в ней так просто отражается: Пусть будет миру хорошо!» (С–300).