Идеи космизма в педагогике и образовании: экзистенциальный аспект проблемы

Дудина Маргарита Николаевна,
доктор педагогических наук,
Уральский госуниверситет им. А.М. Горького, г. Екатеринбург
Современное человеческое сообщество оказалось в ситуации императива выживания и постановки вопросов о новых критериях качества бытия, общественного интеллекта и все большем понимании того, что человеческие качества являются самым важным, надежным (или, увы, ненадежным) ресурсом развития. Прав был философ Н.А. Бердяев в своем утверждении – антропологический путь является единственным путем познания Вселенной, имея в виду свободного человека. Мощнейшие социокультурные трансформации второй половины XX и начала XXI в. привели к смене индустриальной цивилизации постиндустриальной (информационной) и потребовали пересмотра основополагающих педагогических идей и образовательной практики. Гимн Homo sapiens, безоглядная вера в человеческий разум, который все может благодаря достижениям науки и производства, сопровождаются увеличивающимися техногенными и социогенными катастрофами. Они свидетельствуют об агрессивном наступлении человека на все живое и неживое (последнее В.И. Вернадский называл косное, знали бы это школьные учителя, может быть, и детей не вводили в мировоззренческие и нравственные заблуждения), от которого пострадали природа и больше всех сам человек, несущий разрушение другим, в том числе растущим поколениям.

Внимание к человеку, его образованию и воспитанию поставило вопросы об их смысле и назначении, сущности и результатах. Если философским основанием педагогики и образования в индустриальную цивилизацию был позитивизм с его представлениями о рациональном характере деятельности Человека-преобразователя и о нем самом как Homo faber, человек-машина, профессионал, «функция», то постиндустриальная (информационная) цивилизация востребовала понятие «личность», индивидуальность, умеющая быть свободной и ответственной перед прошлым, настоящим и будущим. Остается только добавить, что ныне живущее старшее поколение не имело гуманного опыта отношения к себе, не знало свободы в жизни и образовании, и, став учителями школ, преподавателями вузов, продолжают реализовывать когнитивно-ориентированную модель («зуновскую»), соответствующую индустриальной цивилизации и культуре. В связи с этим встает главный вопрос педагогики и образования о целеполагании – зачем обучается, образовывается, воспитывается человек любого возраста и пола. Известный всем ответ на него связан с приобретением знаний, необходимых для профессии, – устарел, как и эта «вчерашнего дня» педагогика и модель (знания, умения, навыки), оправданная для своего времени и пришедшая в острое противоречие с современной жизнью, сдерживающие развитие личности и общества. И пока лишь немногие учителя и вузовские преподаватели адекватно рефлексируют себя как педагоги-профессионалы в контексте социокультурных трансформаций, новых тенденций и функций образования, нового содержания и инновационных технологий. При этом необходимо принять во внимание быстро стареющий кадровый состав системы образования («деды учат внуков», по определению С.П. Капицы).  

Чему же могут научить педагоги, образование которых прошло мимо идей русского космизма и их авторов, соединивших в золотом веке русского обществознания в единое целое Природу, Космос, Человека, Историю? Задолго до очевидного экологического кризиса планеты они сформулировали проблему активной эволюции, «активности человека в природе и обществе», ответственности человека за принадлежность к Космосу, необходимости нового сознательного этапа развития мира, когда человечество направляет его в ту сторону, в какую диктует ему разум и нравственное чувство (Н.Ф. Федоров, К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский. B.C. Соловьев, П.А. Флоренский, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев) человек как часть Космоса, как природный феномен. его разумная часть «с сыновним чувством Космоса» (К.Н. Вентцель) – эти идеи должны стать основой современного школьного и вузовского образования, что сделает реальным обучение не «по предметам, а по проблемам», среди которых важнейшей является проблема человеческого существования, экзистенциальная.

В период советской педагогики об идеях космизма умалчивали, а идеи экзистенциализма решительно отвергались. Считалось, что это «крайне реакционная форма современного идеалистического мракобесия в буржуазной философии и литературе; стремится подорвать доверие к науке, доказать бессмысленность жизни, бесплодность общественной деятельности, несостоятельность нравственности, пытается внушить трудящимся идею бесцельности борьбы против реакции; одно из гнусных средств отравления общественного сознания идеологами империализма»[1].

Экзистенциальный акцент своей обращенностью к личности и ее свободе меняет сущность и назначение образования. На этих путях освоения знаний и умений растущий человек будет самосовершенствоваться, «трудиться над собой» и одухотворять действительность, изменять ментальность для созидания добра и более успешного противостояния силам зла. Экзистенциальный аспект космической педагогики и соответствующего ей образования требует рассмотрения понятий и категорий, раскрывающих экзистенции человека (от позднелат. exi(s)tentia – существование). Антропологическая ориентация философии, психологии я педагогики ставит в центр внимания проблемы смысла жизни, индивидуальной свободы и ответственности, разделяя бытие (связанное с окружающим человека миром, природным и социальным) и существованием (связанным с внутренним миром человека, его индивидуальным Я). И если речь идет об индивидуальной жизни, то ей характерно сопротивление безличному бытию, сопровождаемому переживаниями своих отношений с миром, которым сопутствует тревога, страх, тоска, отчуждение, одиночество. «Переживая» себя, человек выходит за пределы себя, конструирует, достраивает себя. И в этом достраивании велика роль свободы как фундаментальной характеристики человеческого существования, «подлинного» и «неподлинного».

Думается, что ближе всего в освоении экзистенциальных понятий оказалась гуманистическая педагогика, и еще точнее – педагогика ненасилия Л.Н. Толстого, считавшего свободу главным «критериумом педагогики». Обстоятельно изучив опыт европейской школы, наблюдая, как душа ребенка подавляется традиционной педагогикой, Толстой не мог принять ее, лишающую ребенка свободы, не считающуюся с его опытом и потому осуществляющую над ним психологическое, педагогическое и социальное насилие. Эта педагогика далека от смысло-жизненных проблем ребенка (да и взрослого) – жизни и смерти, свободы и ответственности, личности и творчества, страха, отчуждения и одиночества, совести, любви.

XX век, переживший ужасы и катастрофы, природные, техногенные и социогенные катаклизмы, поставил вопрос о личности в образовании и воспитании, о свободе и любви. Все то, что предвосхитил Толстой, поставлено на повестку дня нашего и будущего времени. С полной уверенностью можно сказать: XXI век состоится, если освободится от насилия и сделает это, прежде всего, в воспитании подрастающих поколений.

Остается задать вопросы и ответить на них: как научить растущего человека ценить жизнь и благоговейно к ней относиться? как рано нужно и можно сказать ребенку о смерти? что такое свобода и как научиться в ней жить, не разрушая себя, жизнь и окружающих людей? быть свободным – это быть ответственным? что есть страх и надо ли бояться? чего и кого бояться? что такое совесть? когда и как человек становится совестливым, стыдящимся? И, наконец, вопрос вопросов: что такое любовь? При ответе на них надо не забывать о нашей российской ментальности народа, веками не знавшего гуманизма, демократии, уважения к человеку, жившего в советском тоталитарном режиме, сохранившего до сих пор «царистские» и «сталинистские» настроения. Гуманистически ориентированные педагоги, реализующие идеи космизма в образовании, не уходят от самых важных вопросов жизни и рано вводят в них ребенка, чтобы всю оставшуюся жизнь он искал на них ответы.

Овладение понятийно-категориальным аппаратом космической педагогики и экзистенциализма создаст педагогические условия для достижения системности знаний, пронизанных «панэтизмом» (К.Э. Циолковский), ноосферной этикой.

Космическая педагогика и соответствующее ей образование предполагают синтез естественнонаучных и гуманитарных знаний, некогда распавшихся на рациональные и иррациональные, научные, философские, культурологические, религиозные, а также чувств, оценок, поступков индивида, способного преодолеть утилитаристские, прагматические интересы и возвыситься до духовности, нравственности. Актуальность космической педагогики требует разработки ее принципов, содержания и методов на основе обращения к фундаментальным понятиям, которые должны обогатить современное образование (активная эволюция, коэволюция, ноосфера, антропокосмизм, всеединство, ноосферное мышление, экологический императив, космическое чувство, панэтизм, ноосферная этика). Стоящие за ними авторы К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, А.Л. Чижевский, Н.Г. Холодный, Н.Н. Моисеев, Г.В. Платонов, А.И. Субетто, Е.Г. Туркина, А.Д. Урсул открыли грядущим поколениям путь поиска ответов на деструктивность эволюционных процессов, глобализацию проблем человека во Вселенной, нарастание объемов средств массового уничтожения, массовой культуры, ассимилирующей личность, уводящей от постановки и решения вопросов о свободе и ответственности перед прошлым и будущим человечества[2].

 ______________________________________

[1] Словарь иностранных слов // Под ред. И.В. Лехина и проф. М.Ф. Петрова. М., 1949. С. 745.

[2] См. литературу по теме: Бердяев Н.А. О рабстве и свободе. Опыт персоналистической метафизики // Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995; Вентцель К.Н. Заметки о космическом воспитании // Вентцель К.Н. Свободное воспитание: Сб. избр. тр. М., 1993.; Дудина М.Н. Русская философия – философия любви, а педагогика? // Русская философия как философия любви. Екатеринбург, 2002; Дудина М.Н. Природа и история: человек в Космосе// Дудина М.Н. Зачем изучать историю? Екатеринбург, 2002; Наумов Н.Д. Русская педагогика в XX веке. Екатеринбург, 2003; Толстой Л.Н. Закон насилия и закон любви // Толстовский листок. М., 1993. Вып. 3.

 

Источник: Идеи космизма – педагогике и образованию: место человека на пути эволюции /
  Материалы науч.-пед. конф. Екатеринбург, 14-15 марта 2008 г.
– Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2009. – С. 141-145.

​